Intellect.Org.UA Intellect.Org.UA
Міжнародний центр перспективних досліджень

e-mail:   пароль:
Вони вірять, що подія дійсно мала місце, якщо про це надруковано великими чорними літерами; плутають правду з кеглем 12.

 Головна






Проект політичної реформи

За підтримки АМР США







www.politdumka.kiev.ua

Y



2006 — рік української книжки в Україні.

Интернет-журнал "Кiевскiй Телеграфъ"

Дитячі Будинки України



Радіоп'єси

ГОЛОВНІ РУБРИКИ



 версія для друку

07.11.2008 16:06
Центр соціально-економічних досліджень "Діаматік"

Лингвистическая УФОлогия профессора Рудякова,



Удивительную и весьма странную статью «Украинский вариант русского языка: мифы и реальность» удалось прочитать, точнее, изучить целый разворот в газете «Республика Крым» (№39 от 30.10.2008). Ну, казалось бы, тешится высоколобый ученый: отправился в далекие лингвистические странствия, да и Бог с ним, пусть ищет. Но все не так просто, как может показаться. Вопрос, поднятый профессором не из области научного поиска – он из области идеологии, направленной не столько против Украины, как государства, сколько против основы этого государства – украинского народа, его культуры и основы основ, фундамента его существования – языка.
На мой взгляд, это еще одна, на этот раз почти отчаянная попытка, найти способ нивелировать и если не уничтожить, то значительно унизить достоинство огромного и древнего европейского народа и его древней самобытности. Но и это еще не все – это завуалированный оскорбительный выпад против сторонников этнического равенства всех народов и языков, и, прежде всего, всех славян без исключения и без превосходства всего лишь одного – русского, как народа, так и его языка. Из русских источников известного, как языка ВЕЛИКОРУССКОГО!?
А можно ли себе представить, чтобы любой другой народ себе позволил говорить про свой язык – великоанглийский, великоиспанский и т.д., Нет, не возможно, потому что в этих народах уже угасло «пламя шовинизма и всемирной экспансии». А на самом деле на этих языках на Земле умеют говорить и очень сносно изъясняться людей значительно больше (в десятки, сотни раз), чем на этом самом «великорусском»!
Так что поиск «нового языка» и «настоятельная необходимость» его спасать – это наглый вызов строителям нового Мироустройства ХХI века – мира где напрочь отсутствует расизм, геноцид, в том числе и лингвогеноцид, расовая и религиозная нетерпимость и т.д и т.п.
«Раскручивание» и «спасение» новоявленного и нуждающегося «в экстренном спасении русского-украинского» языка – это нападение на защитников спасения любого языка, даже самого крошечного, носителей которого насчитывается на Земле может быть, десяток человек или одно единственное племя, затерянное в дебрях Амазонии.
Кстати, в самой России таких умирающих и уже умерших языков и их носителей только во второй половине кровавого ХХ столетия, сотни (только фино-угорских языков и наречий таких, как зырянский, ингерманландский, печорский, эрзя, меря… десятки). А зачем они нужны, когда есть один – «самый великий и самый.., САМЫЙ?»
На самом деле никакого украинского варианта русского языка не существует – это блеф, фокус, фальшивка. Чтобы на свет явился новый язык, нужны десятки и десятки лет, если не века. Нужны фундаментальные исторические потрясения в обществе и окружающем пространстве умноженные на поколения. Даже октябрьский переворот 1917 года с его последующими жуткими экспериментами, в том числе и над русским языком, не привел к появлению нового русского языка. Хотя советско-русский язык массовых газет типа «Труда» и «Правды» катастрофически сузивший словесную базу языка, все же не привел к появлению русского новояза. Если бы это было не так, то корифеи словесности и крупные филологи нашли бы повода для диссертаций и монографий, свидетельствующих о появлении нового революционного русского языка. Однако, русский как был, так и остался Русским Языком Пушкина и Толстого. Да, и как можно было об этом говорить: неужели можно было вслух сказать, что коммунисты и коммунизм, как идеологический механизм подавления, тоталитарный строй, с очень плохо по-русски говорящими вождями, мог повлиять на Великий и Могучий? Да, вы с ума сошли! Кто бы это вам позволил?
Что же такого произошло в наши дни, сегодня за какие-то 17 лет независимости России от Украины и Украины от России, да такое, что «столпы филологии» вдруг так забеспокоились проблемой защиты и спасения? Да, ничего, просто созрел политический момент для написания сказки о появлении на свет божий нового русского языка, на который, якобы пагубно влияют такие «этно-лингво-монстры», как, например, государственный язык Украины.
А теперь давайте немного поразмышляем, чуть-чуть покопаемся в истории. Вдумайтесь, даже такие языки, как англо-австралийский и англо-американский, и то, что называют Modern English (это и то, что было после отмены категорического неприятия разговорных форм английского языка в литературе) формировались веками. И это при совершеннейшем разлете экономического и политического устройства англоязычных государств с метрополией. Кроме того, в этих странах не было реального сопротивления языку колонизаторов (Австралия, США, Новая Зеландия), хотя территории этих стран и континентов заселяли в подавляющей численности британцы. Но мы говорим не о так называемом, «суржике», то есть до безобразия упрощенном, например, английском где-нибудь в Африке или в Азии, а о модерном языке.
А вот английский «суржик» (Pidgin-English) отличается даже от Modern English так, что англичанин его просто не понимает. Из своих личных путешествий по Кении или Йемену могу сказать, что я разговаривал с «местными» и мы друг-друга совершенно понимали, но чтобы меня и моего собеседника понял «ортодоксальный носитель английской мовы» из Матушки Британии, нужен был переводчик. Иногда и из местных, но, знавший оба «английских».
Однако, в нашем печальном случае все не так. После благополучного развода-развала прошло всего ничего – 17 лет. Украинский язык в Крыму, как не учили достаточно, чтобы быть свободными носителями, так и не учат, как государственный язык, он не используется даже на государственной службе, так же, как не используется в быту, на работе, на улице... и даже в школе. То есть наши дети вырастают ампутированными от языка страны, где они родились и выросли. Я уже не говорю о тех, кто родился в еще той стране «дружбы и равенства» всех народов.
Украинским языком как никто не пользовался, так и не пользуется под жуткие и истерические вопли о насильственной украинизации. За такой маленький исторический срок при создавшемся положении вещей с русским языком в Крыму ничего не могло случиться и не случилось, тем более при угрожающе подавляющем доминировании русских СМИ и русских воинствующих миссионеров, типа Лужкова-Затулина и Бесноватого Диакона со всевозможными Шаловливыми Детишками Юристов.
Но вот случилось – недоносок, оказывается, уже родился и чтобы предать наукообразный вес и значимость всем этим квазисловесным манипуляциям и лингвистическим жонглированиям, пересыпанных идеологической трескотней, подряжают не затаившегося украиноненавистника и запотевшего русофила, а вполне, казалось бы, благополучного доктора филологических наук, профессора, заведующего кафедрой русского языкознания Таврического национального университета им. В.И. Вернадского, ректора Крымского республиканского института последипломного педагогического образования, сопредседателя Крымского отделения УАПРЯЛ Александра РУДЯКОВА.
Почему именно ему доверена роль крымского «филологического попа Гапона», так пусть он сам ответит, нас же интересует больше всего то, что он не просто доктор филологических наук, а ректор Крымского республиканского института последипломного педагогического образования. Представляете, что он вдалбливает в головы простым школьным учителям? А вот для чего все это выплескивается из профессорских кругов, кружков и прочих рафинированных собраний интеллектуалов, их учеников и лизоблюдов в средства массовой информации, то есть на суд обиженных судьбой и геополитикой обывателей? Давайте подумаем.
Крымские наукоподобные, ну, там Никифоров с Мальгиным, Киселев с Филатовым и прочая харабугаобразная мелочевка, так заелозили все предыдущие идеологемы, вброшенные в крымское, а частично и в украинское сообщество, что над ними начали в голос смеяться. Я имею в виду такие эквилибристские квази-этно-политические термины, сюжеты и новеллы, как русскоязычное-русскокультурное (?) население; русское православие – это единственное на Земле православие; Украина – это окраина России; нет Украины – есть Малороссия, а еще Новороссия и ее населяют некие малорусские югороссы; Бог не понимает украинского языка, а только русский; компьютер не может работать на украинском языке… и как венец всех этих политических поллюций этно-шизофренический монолог доцента А.Никифорова: «…Отрыв от Москвы усилил этническую мутацию в Малороссии и украинская казачья «старшина», стала матрицей для «украинской политической элиты», то есть генетическим уродцем».
Всей этой бредятиной можно было достаточно долго кормить население, но не бесконечно же. Поэтому наступил кризис жанра. Население, а точнее электорат, все больше и больше осознает, что политологические поллюционеры, отрабатывая вложенные в них деньги, располнели телом на дармовых харчах, но зело оскудели духовно, словесно и осеменительно. То есть, нет им веры – избрехались.
Вот поэтому, появление новой инициативы, так легко трансформируемой в новую антиукраинскую идеологему, оказалось манной небесной.
Хотя на самом деле, вы, уважаемый и проницательный читатель, можете себе представить, что для появления Украинского варианта русского языка достаточно и полтора десятка лет, а для рождения украинского народа и украинского языка недостаточно и 400 (четырех сотен) лет!!! И это только по их русофонским исчислениям исторического времени.
Что же это означает? Да, ничего особенного – просто к лингвистике, филологии и прочим истинным наукам, к истории, например, как и к настоящим ученным, все эти размышлизмы и лингвистические «открытия» не имеет совершенно никакого отношения!
Все эти годы не только политики, а значит и часть население и, как это не странно, научные мужи местного разлива, твердили нам, что настоящего украинского нет, что он давно умер, погиб, а то, что нам предлагает Киев – это или суржик, или галицкий язык, который чужд Восточной Украине и Крыму, а значит и незачем его учить. И вдруг, такой невероятный кульбит, «случайная» читательница или читатель того самого номера той же газеты «Республика Крым», некто Л. Тихоненко, пишет: «…если людям удобно говорить на суржике, пусть говорят. Тем более, если другие их понимают…»
Думаете это случайный пассаж, случайные мысли, постоянного читателя? Ошибаетесь. В таких газетах, точнее партийных листках-прокламациях, Как «Республика…» ничего не бывает случайным. Из центра поступила новая установка и Юстас передал приказ Алексу. И пусть вас не отвлекают рассказы-откровения ректора о том, что это он все придумал, это он еще в 2006 году начал во весь профессорский голос кричать о рождении русско-украинского новояза, это не имеет значения для «раскручивания» нового витка антиукраинского противостояния, новой идеологемы такой нужной и такой своевременной. Джин новой «мульки» уже вылетел и уже попал в руки тем, кто умеет раскалить до красна межэтническое противостояние.
Сам А. Рудяков, спрятав за словесной трескотней, за, так сказать, «лингвистическим интернационализмом», слова утешения украинскому языку пишет: «…в русистике будущего не будет подвергаться сомнению способность русского языка к образованию национальных вариантов…», но уже через предложение можно узнать, что это чушь, на самом деле профессор страдает тяжелой формой лингвистического шовинизма: «…В русистике будущего лингвистика языкового взаимодействия займется моделированием закономерностей существования и развития русофонии как одного из важнейших языковых миров, формирующих значительный слой планетарной ноосферы…» Ну, загнул, профессор, ну, дает! Надо бы поинтересоваться – не страдает ли ректор манией величия! Мол, вам, украинофонам, суржик, для вашего умирающего языка, а нам русофонам, бессмертие в тысячелетиях.
Я не шучу, рудяковский пассаж заканчивается призывом к лингвистическому тысячелетнему русофонскому «рейху»: «…Трудно представить себе число этих партнеров-языков, предоставляющих русскому языку возможность стать лучше, совершеннее, стать более подготовленным к роли одного из тех немногих языков, которые останутся в распоряжении человечества в далеком будущем…»
И последнее. Пусть вас не утешают слова кандидата филологических наук, доцента Дорофеева из другого панегирика рософонии в том же газетном номере:
«…необходимость признания русского языка в Украине в качестве «нашего», а не языка другого государства, как следствие – необходимость планомерных исследований тех изменений, которые происходят в русском языке в Украине и в других странах. Одной из важных мыслей в докладе было то, что в современном мире человек не может быть моноязычным…»
Вы думаете, Дорофеев говорит о совершенном знании второго языка, то есть украинского в Украине? Ничего подобного – это будет украинский вариант русского языка. Ну, действительно, не собирается же профессор Рудяков и сотоварищи открывать в Крымском республиканском институте последипломного педагогического образования, существующего на бюджетные деньги, Центр по изучению проблем украинского языка в Крыму. И изучать эти проблемы и природу тотального сопротивления чиновников и значительной части политиков, чтобы, преодолев это сделать все возможное, чтобы уже через несколько лет из всех крымских школ отправились в жизнь дети, которые в совершенстве бы знали не только русский, как сегодня, но и украинский, а может быть и крымскотатарский.
Да, вы с ума сошли! Не для этого кучкуются все эти русофоны, чтобы делать добрые дела сегодня, сейчас – они работают на бессмертие.
Ну, не собираются в этом институте бороться с матерным русским, уже заползающим не только в начальную школу, но и в детские садики, даже не заикаются высоколобые росолюбы об оскудении разговорного русского, наползающей массовой безграмотности и не только среди молодежи, о гибели книжной читательской культуры…
Впрочем, а зачем все это, если институтом управляет человек, исповедующий лингвистический расизм и уверяющий всех, что только русский язык имеет права быть венцом лингвистического будущего всего Человечества.

Леонид Пилунский
Депутат ВР АР Крым, заслуженный журналист Украины









КОМЕНТАРІ
Центр соціально-економічних досліджень "Діаматік" 30.10.2008 Газета «Республика Крым». Стр.9
Александр РУДЯКОВ, доктор филологических наук, профессор

Украинский вариант русского языка: мифы и реальность
Отличительной особенностью нашего непростого времени является откровенно пренебрежительное отношение к поиску научной истины и к ценности научного знания (особенно гуманитарного) как такового. Рефлексия как атрибут интеллектуальной жизни стала анахронизмом: все судят обо всем. Причем знания и компетенция с успехом заменяются апломбом и авторитетным тоном.
Стало само собой разумеющимся, что в ходе подавляющего большинства телевизионных шоу по поводу сложнейших проблем украинского «сегодня» высказываются политики, политики, политики и журналисты, журналисты, журналисты. Я с большим уважением отношусь к представителям этих «профессий», однако нельзя не осознавать, что и те и другие принадлежат к той категории людей, которые предназначены для того, чтобы участвовать в борьбе за власть. Борьбе, не имеющей ничего общего с поиском объективной истины, так необходимой для выработки стратегии управления такой сложнейшей системой, каковой является государство. Особенно такое молодое, как Украина.
Место научного знания в такой ситуации занимают мифы. Мифологическая картина мира является прекрасным манипулятивным средством, позволяющим умножать голоса электората и успешно побеждать на бесконечных выборах. В числе наипопулярнейших окололингвистических мифов такие «лидеры продаж», как миф о «чистом» русском и «чистом» украинском; миф о русском языке как языке иной, а то и враждебной страны; миф о предрасположенности человека к моноязычности («Одна душа – одна мова»); миф о том, что взаимодействие языков приводит к их «порче»; миф о суржике как исчадии ада; миф о том, что языковые проблемы страны можно решить, если обязать ее население хорошо выучить грамматику, и, к сожалению, многие другие мифы, появляющиеся или оживляемые по мановению руки наших массмедийных факиров.
Лингвистика, однако, остается наукой о языке. Именно она должна противопоставить псевдоязыковедческой мифологии объективную картину глобальной и украинской языковых ситуаций. Именно в этом я вижу обязанность и высокий долг украинских русистов. Эпоха компромиссов сменяется в жизни нашей страны эпохой консенсусов. Именно для этого времени, наступление которого мы так долго ожидаем, и должны работать лингвисты нашей страны.
Концептуальной основой такой картины, на наш взгляд, является категория русофонии как глобального русскоязычного пространства, активно взаимодействующего со множеством современных партнерских ей «-фоний». Как мы уже писали, именно русофония должна стать объектом русистики как лингвистической дисциплины.
Структура русофонии (как и англофонии, франкофонии, украинофонии …) включает центр, ядро и периферийную зону, формируемые – и это принципиально важно осознавать – различными национальными вариантами русского языка (мы используем здесь и в других наших работах термин «национальный вариант языка» вслед за В.Ю.Михальченко: «Национальные варианты языка появляются в результате территориального обособления носителей языка и развития в разных территориальных образованиях (например, национальные варианты английского языка, функционирующего в Англии, США, Канаде, Австралии)».
Позицию центра русскоязычного пространства занимает российский вариант русского языка. Именно он является основным вариантом реализации в нашем «здесь и сейчас» инвариантной системы русского языка как носителя качественной определенности русофонии, ее дифференцированности от иных «нерусских» языковых пространств.
Поскольку в лингвистике существует давняя традиция именовать инвариантную языковую единицу, используя ее основной вариант (мы знаем, что фонему невозможно произнести, потому что фонема – инвариантная единица; но мы используем звукотип, являющийся основным вариантом фонемы, для ее именования и говорим: фонема «о»), мы считаем целесообразным именовать российский вариант русского языка просто и привычно – «русский язык».
Важно, однако, чтобы простота и привычность этого именования не заслонили суть феномена основного варианта как главного, но не единственного национального варианта русского языка. Хотелось бы отметить, что все сказанное справедливо и по отношению, например, к англофонии, в центре которой – британский вариант английского языка, а также к любой другой живой «фонии». Очевидно, что, говоря о русском языке или английском языке в этом смысле, мы имеем в виду литературный язык. Надо сказать, что термином «вариант» мы именуем ту или иную реализацию инварианта в тех или иных условиях. Такое понимание варианта как манифестации инварианта не следует смешивать со значением этого термина в оппозиции «норма и вариант», навязывающей восприятие варианта как разрушителя нормы. В этой системе координат принято говорить о «региональном варьировании» языка, которое, по словам Л.П.Крысина, представляет собой более или менее значительные отклонения от русской литературной нормы, которые являются следствием интерферирующего влияния языка коренного населения.
Оценка лингвистами феномена взаимодействия языков имеет решающее значение для понимания содержания понятия «русофония». Мы обязаны оговорить это при переходе к рассмотрению ядерной зоны множества национальных вариантов русского языка, потому что ядро русскоязычного пространства формируется национальными вариантами русского языка, возникающими в государствах, использующих для осуществления социального взаимодействия русский язык наряду с другим национальным языком: украинским, казахским, белорусским … Это украинский, казахстанский, белорусский… варианты русского литературного языка. Парадоксально, но эти объективно возникающие и существующие феномены до сих пор не воспринимаются современной русистикой как объекты внимания и исследования. Очевидно, что основной причиной игнорирования украинской лингвистикой существования украинского варианта русского языка как продукта взаимодействия двух языков-партнеров является не политика, а прежде всего традиционно негативное восприятие лингвистикой межъязыкового взаимодействия.
Я убежден, однако, что русистика будущего (равно как и любая другая частная лингвистическая дисциплина) – это русистика, в центре внимания которой окажутся процессы языкового партнерства, процессы совершенствования языка как результат взаимодействия с другими языками. В русистике будущего не будет подвергаться сомнению способность русского языка к образованию национальных вариантов. Напротив, эти варианты будут тщательно исследованы, описаны. В русистике будущего лингвистика языкового взаимодействия займется моделированием закономерностей существования и развития русофонии как одного из важнейших языковых миров, формирующих значительный слой планетарной ноосферы. Чтобы увидеть это будущее, необходимо отказаться от стереотипов, формирующих привычное, удобное, уютное, но эвристически бесполезное мировосприятие «защитника чистоты языка», и увидеть ту реальную ситуацию, которая существует в мире.
Дело в том, что языки мира (мы абстрагируемся в данном случае от того очевидного факта, что и народы мира) находятся в состоянии непрекращающейся гонки за выживание. Когда несколько лет назад М.В.Орешкина подарила мне книгу «Языки народов России. Красная книга», я, к стыду своему, не обратил на нее особого внимания. Ситуация изменилась, когда я занялся проблемами русофонного пространства и украинского варианта русского языка. Мы едва ли не ежедневно утрачиваем виды растений, животных и… языки. Этот процесс объективен, страшен и неотвратим. Если только не станем управлять процессом заимствования элементов этих языков для совершенствования языков, которые останутся на планете.
Именно языков, потому что я принципиальный сторонник идеи принципиальной многоязычности человека и человечества. Фразы, подобные такой как «Одна душа – одна мова», вызывают у меня сильную аллергическую реакцию, как и всякие другие проявления хуторского мировосприятия. Я убежден, что никогда человечество не придет к тому, чтобы его потребности обслуживал один язык. Их всегда будет несколько. И круг этих языков в принципе определился: это мировые языки нашего «сегодня» и, скажем осторожно, группа примыкающих к ним. Эти языки не существуют в изоляции, они активно взаимодействуют друг с другом и с теми языками, которые, очевидно, не выиграют гонку, о которой идет речь. Взаимодействуют, заимствуя у них наиболее удачные номинации, обороты, конструкции. И это взаимодействие объективно, реально и неотвратимо. Оно является важнейшим ресурсом развития языка, его совершенствования, его жизнеспособности. Язык велик не потому, что способен отторгать все чужое. Язык, равно как и народ – носитель языка – велик потому, что он, не утрачивая собственной идентичности, способен интегрировать все самое продуктивное, что есть в языках-партнерах. Во всех партнерах: и тех, у кого есть далекое будущее, и тех, у кого его нет.
Формой этого партнерства, формой осуществления языкового взаимодействия, тем интерфейсом, посредством которого происходит частичное взаимопроникновение языковых систем, являются национальные варианты языка. В нашем случае национальные варианты русского языка как результат его взаимодействия с языками-партнерами. Трудно представить себе число этих партнеров-языков, предоставляющих русскому языку возможность стать лучше, совершеннее, стать более подготовленным к роли одного из тех немногих языков, которые останутся в распоряжении человечества в далеком будущем, предоставляющих возможность языкового взаимодействия.
Феномены языкового взаимодействия и национальных вариантов русского языка заслуживают иного отношения, чем то, которое существует сегодня.
Традиционно негативная оценка обусловлена тем, что взаимодействие языков в господствующем лингвистическом сознании воспринимается как источник «порчи» русского языка. Есть «чистый» исконный русский в России и его «испорченные» собратья в Украине, Белоруссии, Казахстане и в других странах. Я до сих пор вспоминаю, с какой категоричностью было отвергнуто предположение о том, что существует «российский вариант русского языка», выдвинутое мною на конференции по функциональной лингвистике в 2006 году, одним из крупнейших российских лингвистов. С другой стороны, идея украинского варианта русского языка, очевидно, не устраивает тех деятелей украинского политикума, которые заинтересованы в поисках внешнего врага и в объявлении украинского варианта русского языка «языком враждебной державы».
Парадоксально, но один из самых значительных продуктов независимости Украины – украинский вариант русского языка, возникший и развивающийся прежде всего как результат взаимодействия русского с украинским, объявляется иностранным языком. Парадоксально, но в сегодняшней Украине даже не ставится задача профессионального лингвистического изучения того феномена, который мы именуем украинским вариантом русского языка.
Отрадно, что эта ситуация начинает меняться: по решению Верховной Рады Крыма в структуре Крымского республиканского института последипломного педагогического образования создан исследовательский центр русского языка, основной задачей которого и является лингвистическое описание этого феномена. Мы надеемся, что эта инициатива будет поддержана и другими организациями, в том числе и неправительственными фондами, помощь которых сделала бы работу центра менее зависимой от смены политической конъюнктуры.
Хотелось бы, чтобы изменилась и политическая оценка объективно существующего феномена, каковым является украинский национальный вариант русского языка. История многих европейских стран с подобными украинской языковыми историями и языковыми ситуациями доказывает, что надежда на это очень велика. Когда финский профессор говорит о «нашем шведском», не упоминая при этом «язык враждебной державы», это хороший симптом для нас. Эту надежду должны укреплять прежде всего украинские русисты, которые обязаны приступить к изучению этого интереснейшего феномена, каковым является украинский национальный вариант русского языка. Мы в этом вопросе отстаем от наших казахстанских коллег, которые достаточно активно приступили к описанию казахстанского варианта русского языка.
Должно стать аксиоматичным, что именно способность обеспечивать коммуникативные потребности населения разных стран, способность порождать национальные варианты демонстрирует силу и мощь языка в большей степени, чем культивируемый миф о способности оставаться «чистым» и «неизменным».




Юрий ДОРОФЕЕВ, кандидат филологических наук, доцент
Газета «Республика Крым». 30 октября 2008.
Стр.8
Язык и мир
Ежегодно в одном из самых чудесных уголков Крыма, в Ялте, в начале октября проводится международная лингвистическая конференция «Язык и мир», объединяющая исследователей в области языкознания из Украины, России, Польши, Белоруссии и многих других стран. Ее цели многообразны: совместная работа ученых над решением актуальных задач современной лингвистики, сохранение и развитие единого научно-образовательного пространства, поддержание и установление научных контактов между коллегами. Конференция проводится с 1994 года и является крупнейшей лингвистической конференцией на полуострове.
Вот и 6-10 октября в Ялте прошла очередная, XV, международная лингвистическая конференция «Язык и мир», на которую съехались около 170 участников из Украины, России, Белоруссии, Польши, Латвии, Грузии, США. В общей сложности было подано более 350 заявок на участие в ней. Такое количество участников является рекордным за все годы проведения конференции. Столько лингвистов в одном месте никогда раньше не собиралось.
Кредо конференции предельно четко определил Александр Николаевич Рудяков, председатель оргкомитета, доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой русского языкознания Таврического национального университета им. В.И. Вернадского, ректор Крымского республиканского института последипломного педагогического образования, сопредседатель Крымского отделения УАПРЯЛ: «Идеология нашей конференции в том, что мы конференция не русистов, украинистов, германистов. Мы – конференция лингвистическая. Наша задача – заниматься наукой о языке, которая обладает огромным интегрирующим потенциалом. Филология является наукой, объединяющей ученых разных направлений. И в этом ее миссия в нашем разобщенном социуме. Поэтому конференция в Ялте представляет интеграционное направление, очень нужное нам здесь, в нашей не единой стране».
Организаторы конференции – сотрудники Таврического национального университета им. В.И. Вернадского, Крымского республиканского института последипломного педагогического образования, Института русского языка и Института языкознания Российской академии наук – не предполагали, что число участников всего лишь за год возрастет почти на треть. Когда стало ясно, что их приедет намного больше, чем всегда, отступать было уже поздно. Благодаря усилиям оргкомитета все были благополучно расселены в санаториях Ялты, а заседания прошли своевременно и динамично.
Первая лингвистическая конференция, посвященная проблемам функциональной лингвистики и послужившая основой для нынешней, состоялась в далеком уже 1994 году, когда казалось, что научная жизнь в Украине, России и в других странах бывшего СССР совершенно парализована. С самого начала основной целью конференции стала организация плодотворного общения представителей теоретической лингвистики и прикладной лингвистики, общего и частного языкознания. Уже тогда ее организаторы понимали, что, несмотря на все политические и экономические разногласия между странами, ученым нельзя находиться в изоляции.
На конференции «Язык и мир» сегодня обсуждаются как традиционные, так и самые животрепещущие и актуальные для лингвистики темы. Так, в ее рамках работали семь секций: «Функциональное и когнитивное описание естественного языка и его единиц»; «Вариативность языков и методологические и гносеологические проблемы современной лингвистики»; «Семантика и языковая концептуализация мира»; «Актуальные проблемы грамматики»; «Текст и дискурс как объекты гуманитарных исследований»; «Взаимодействие языков в современном мире»; «Методические аспекты преподавания лингвистических дисциплин». Поэтому научная программа конференции была чрезвычайно насыщенной и обширной.
Прежде всего необходимо отметить очень высокий, качественно новый уровень конференции, что подчеркивали украинские и зарубежные ученые. Этому способствовал ряд факторов. Планомерной подготовкой конференции занимался в течение полугода коллектив энтузиастов под руководством Александра Николаевича Рудякова. Большую подготовительную работу провели Юрий Владимирович Дорофеев, доцент кафедры русского и общего языкознания Таврического национального университета им. В.И. Вернадского и заведующий научно-исследовательской лабораторией русского языка при КРИППО, Мария Геннадьевна Маркина, аспирант кафедры русского и общего языкознания Таврического национального университета им. В.И. Вернадского, Ольга Геннадьевна Ровнова, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Института русского языка РАН, Мария Васильевна Орешкина, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Института языкознания РАН, член-корреспондент Академии педагогических и социальных наук.
Приятно отметить поддержку, которую уже традиционно оказывает организаторам конференции Ливадийский дворец-музей и его директор Анатолий Григорьевич Литвиненко, гостеприимно распахивая перед участниками конференции двери Белого зала.
Украинская лингвистика была представлена очень широко (две трети участников): присутствовали представители практически всех университетов нашей страны.
С приветственным словом к участникам обратился председатель Постоянной комиссии ВР АРК по науке и образованию Анатолий Алексеевич Жилин, отметивший важность проблем, связанных с развитием языков в современном обществе: «Если говорить о проблемах Крыма, то можно сказать, что полуостров является полиэтничной республикой. Здесь проживает более ста этносов. И очень часто мы сталкиваемся с языковыми проблемами. Например, проблема развития русского языка и в Украине, и в Крыму. Мы не всегда видим поддержку развития русского языка в Крыму. Прежде всего это связано с теми приказами министра образования Украины, которые ограничивают развитие русского языка. В соответствии с ними ряд предметов в школах планируется перевести на украинский язык. В связи с этим нами было принято решение о недопустимости проведения таких экспериментов в национальных школах. Мы считаем, что такая дискриминация по языковому принципу не дает возможности нормальному развитию языков. Наша задача – способствовать развитию языков всех этносов, живущих в Крыму».
Много теплых слов было сказано постоянными участниками на пленарном заседании. Ольга Геннадьевна Ровнова: «Уважаемые коллеги, прежде всего я обращаюсь к людям, у которых есть значительный опыт участия в конференции. Задайте себе вопрос, много ли мы знаем конференций, которые проводились бы ежегодно в течение 15 лет и к началу которых выходил бы сборник статей? Я таких, кроме нашей, вспомнить не могу. Действительно, 15 лет – долгий срок. Действительно, за это время аспиранты стали кандидатами, кандидаты – докторами. Это история конференции сначала по функциональной лингвистике, потом конференции «Язык и мир», история конференции в Ялте. Знаете, чрезвычайно приятно, что среди многочисленных участников есть костяк, нас не очень много: 10-15 человек, это они в течение всех этих лет первую неделю октября проводят в Ялте. Замечаешь, что появляются новые люди, новые лица. Оказывается, здесь собираются люди одного стиля жизни, одного мировоззрения, близкие люди. На нашей конференции много аспирантов. Заканчивается заседание, и взрослые участники просят дать слово молодым ученым, аспирантам. Такая поддержка молодых сил, в которых будущее лингвистической науки, – характерная черта нашей конференции. Я бы хотела выразить огромную благодарность Александру Николаевичу, так как, несмотря на политические, экономические изменения, есть в нашей изменяющейся жизни одна константа – эта конференция. Хочу пожелать всем участникам здоровья и следующих встреч на этой конференции».
Андрей Эдуардович Левицкий, доктор филологических наук, профессор кафедры теории и практики перевода с английского языка Института филологии Киевского национального университета имени Тараса Шевченко: «Я тоже имею честь быть в числе тех, кто принимал участие в конференции на начальных этапах, на этапах становления. Присоединяюсь к словам, которые здесь уже звучали. Когда впервые приезжал на конференцию, я работал над докторской диссертацией, в последние годы мои аспиранты и докторанты принимают участие в секционных заседаниях. Каждый молодой ученый – новый мир, который нам открывается, который интересно узнать. Это новые идеи. Всегда очень приятно прикоснуться к этим чистым идеям, родниковым мыслям. Этот креативизм отличает нашу конференцию. Предыдущая и нынешняя отличаются друг от друга, это праздник лингвистической науки».
Ирина Александровна Курдюмова, кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка Донецкого национального университета: «Уважаемые коллеги, мне посчастливилось 15 раз выступать на конференции, о которой так много сейчас говорят. И говорят не случайно, так как ничего подобного нет ни в Украине, ни в тех государствах, где мне приходилось бывать. Регулярная конференция превратилась в обучающую программу. В ее рамках подготовлена масса кандидатских и докторских диссертаций. И в Украине, и в России все стремятся попасть на эту конференцию, которая избрала лучший стиль из всех существующих стилей: не авторитарный, не либеральный, а демократический».
Антонина Васильевна Белова, кандидат филологических наук, доцент: «Хочу сказать о том божественном провидении, которое, без сомнения, есть в том, что эта любовь к слову, языку как божественному дару нас объединяет».
Среди участников конференции было немало ученых, имена которых широко известны в области лингвистики: доктор филологических наук Олег Владимирович Лещак (Польша), Людмила Георгиевна Зубкова (Москва), Андрей Эдуардович Левицкий (Киев). Безусловно, трудно переоценить интерес к их докладам. И все же тон конференции, ее общий полемический накал был задан в докладе Александра Николаевича Рудякова «Украинский вариант русского языка: мифы и реальность», в котором была поднята острая проблема современной русистики в Украине: необходимость признания русского языка в Украине в качестве «нашего», а не языка другого государства, как следствие – необходимость планомерных исследований тех изменений, которые происходят в русском языке в Украине и в других странах. Одной из важных мыслей в докладе было то, что в современном мире человек не может быть моноязычным.
Следует отметить широту рассматриваемых проблем и остроту научных вопросов в докладах украинских участников конференции. Особенностью было то, что доклады зарубежных лингвистов по своей проблематике и тематике перекликались с сообщениями украинских исследователей. Это свидетельствует не только о высоком уровне науки в Украине, но и о значительной интегрированности современных исследований, их тесной взаимосвязи, чему не мешают границы.
Справедливости ради следует сказать, что не всем молодым исследователям удалось продемонстрировать достаточный научный уровень сообщений. Но у них есть все возможности для научного роста, в том числе и благодаря участию в таком неординарном мероприятии.
К сожалению, ряд ученых (Анатолий Панасович Загнитко, заведующий кафедрой украинского языка Донецкого национального университета; постоянный участник конференции Валентин Павлович Сидельников, заведующий кафедрой русского языка Донецкого национального университета; Татьяна Борисовна Крючкова, доктор филологических наук, заместитель руководителя научно-исследовательского Центра по национально-языковым отношениям Института языкознания РАН; лингвисты из Грузии) по разным причинам не смогли приехать в Ялту.
Международная лингвистическая конференция «Язык и мир» является исключительно научным мероприятием, она не решает задач ни политического, ни социального характера. Однако это вовсе не означает, что конференция бесполезна. Александр Николаевич Рудяков так прокомментировал подобные замечания: «Когда спрашивают журналисты, политики, есть ли какой-то практический смысл нашей конференции, мы отвечаем: никакого. Мы должны обмениваться мыслями и идеями. Филологи думают, когда говорят. Надо филологам побольше разговаривать, и тогда мы станем думать лучше, лучше, лучше, а это нужно сейчас больше всего в наше время и в нашей стране».
Возможно, большинство людей рассматривает идеи как нечто далекое от реальной жизни. Однако именно идеи делают возможным получение практических результатов, поэтому необходимость интеграции научных поисков не только в области лингвистики, но и других наук не вызывает сомнений.
И надо рассматривать конференцию «Язык и мир» в Ялте как важное событие в области украинского и мирового языкознания, как место, позволяющее исследователям разных стран обсудить серьезные лингвистические вопросы развития, взаимодействия, функционирования и преподавания языков в условиях современной модернизации и трансформации традиционной материальной и духовной культур. В связи с этим организаторы конференции «Язык и мир» отмечают, что ее формат уже не отвечает тем исследовательским перспективам, которые стоят перед наукой о языке, поэтому в следующем году планируют провести лингвистический форум.




НОВИНИ
Программа НАТО Наука ради мира и безопасности .Украинский контекст.

конференция НАТО - Наука заради миру і безпеки

10 грудня відбудеться загальноукраїнська конференція. До участі в ній запрошуються журналісти національних та регіональних ЗМІ

Запрошуємо Вас до участі в Урочистій церемонії нагородження переможців Національного конкурсу на кращі журналістські розслідування серед національних та регіональних ЗМІ.

Міжнародна науково-практична конференція. НАТО - Наука заради миру і безпеки

Что делать и кто виноват

Зміст аналітичного журналу "Схід", № 90. Економіка, Історія, Філософія

ОПЕК с прискорбием сообщает, что цена его нефтяной корзины (OPEC Reference Basket of crudes) 18 ноября упала до 46 долларов за баррель!

Повноваження СБУ широкі, але не необмежені

Выступление директора Центра информации и документации НАТО в Украине Мишеля Дюре на Международной конференции 30 октября 2008 года «Роль общества в реализации политики евро-атлантической интеграции Украины».

Український освітній центр реформ розпочинає реалізацію проекту “Обізнаність суспільства про судову систему”.

Запрошення на участь в тендері на комплексне обслуговування конференції

Виступ Павла Жовніренко на конференції 30 жовтня в Укрінформ Роль суспільства в реалізації політики євроатлантичної інтеграції України”.

Виступ Яна Качмара,радника Посольства Слова ччіни в Україні на конференції 30 жовтня в Укрінформ Роль суспільства в реалізації політики євроатлантичної інтеграції України”.

Конференція „Роль суспільства в реалізації політики євроатлантичної інтеграції України”.

Лингвистическая УФОлогия профессора Рудякова,

Виступ Ігоря Тодорова на конференції 30 жовтня в Укрінформ Роль суспільства в реалізації політики євроатлантичної інтеграції УкраїниКОНЦЕПЦІЯ ЗОВНІШНЬОЇ ПОЛІТИКИ РОСІЙСЬКОЇ ФЕДЕРАЦІЇ В КОНТЕКСТІ НАЦІОНАЛЬНОЇ БЕЗПЕКИ УКРАЇНИ

Конференція „Роль суспільства в реалізації політики євроатлантичної інтеграції України”

Представництво інтересів громадян у суді» - тема програми «Ера правосуддя», яка транслюватиметься в прямому ефірі “Радіо Ера ФМ” у четвер, 30 жовтня.

Криза українського парламентаризму: справжні мотиви та стратегії політиків очима провідних політологів

ОПИТУВАННЯ

Які джерела інформації Ви вважаєте найоб’єктивнішими:

українські телеканали
21%
російські телеканали
7%
радіо
6%
українські газети
12%
російські газети
2%
українські інтернет-сайти
25%
російські інтернет-сайти
7%
інші закордонні інтернет-сайти
14%
чутки
5%
Запропонувати
Архів